Text Box: Защита прав человека в Интернете 
в постановлениях страсбургского Суда

 

К 60-летию Европейской конвенции о правах человека

Защита прав человека в Интернете
в постановлениях страсбургского Суда


В связи с 60-летием в 2010 году Европейской конвенции о правах человека, на протяжении всего года Совет Европы привлекает внимание к примерам из юриспруденции Европейского суда по правам человека, касающимся защищаемых Конвенцией прав и свобод.


Быстрое развитие в последние десятилетия информационно-коммуникационных технологий превратило Интернет в основное средство связи между людьми. Оно отразилось, в частности,  на способах получения ими информации, общении, работе и досуге. Но это также привело к появлению новых видов преступности и совершению традиционных преступлений с помощью новых технологий.

Пользование Интернетом нередко вызывает вопросы к охране защищаемых Европейской конвенцией о правах человека прав и свобод, в частности, права на уважение частной и семейной жизни (статья 8) и права на свободу выражения мнения (статья 10).

Совет Европы считает, что принципы Европейской конвенции о правах человека в равной степени относятся и к Интернету, и к реальной жизни.


Использование Интернета является одной из основных составляющих дел, по которым Суд принимал приводимые ниже постановления.


Публикация в Интернете ложных сведений


«Газета ’’
Times Limited’’ (№№ 1 и 2) против Соединенного Королевства», 10 марта 2009 года.


В 1999 году газета «
Times» опубликовала две статьи о схеме отмывания денег предполагаемым боссом русской мафии G.L., имя которого было полностью указано  в оригинале статье. Обе статьи были размещены на веб-сайте газеты в те же дни,  когда они были напечатаны в ее бумажной версии.


В декабре 1999 года
G.L. возбудил против газеты «Times», ее редактора и двух подписавших статьи  журналистов дело о клевете. Ответчики признали, что потенциально статьи могли быть клеветническими, но при этом утверждали, что ввиду природы и серьезности излагавшихся фактов они были обязаны довести их до сведения общественности, имевшей право на такую информацию.


На протяжении разбирательства статьи оставались на веб-сайте «
Times» в архиве, где были доступны пользователям Интернета. В декабре 2000 года G.L. вторично подал иск за клевету в отношении интернет-версий статей, находившихся на веб-сайте газеты. Через год «Times Ltd» снабдила обе статьи в архиве на сайте пояснениями о том, что они подверглись судебному разбирательству по подозрению в клевете и без ведома юридической службы газеты не должны воспроизводиться.


Защита утверждала, что к иску за клевету может вести только первая публикация статьи в Интернете, а не перегрузки ее читателями. Она считает, что газеты, имеющие интернет-архивы, будут подвергаться риску в любой момент подвергнуться риску ответственности за поддержание в онлайне клеветнических материалов, и что это неизбежно негативно воздействует на готовность прессы предоставлять доступ к архивам в Интернете, ограничивая тем самым ее свободу выражения мнения.


Однако британские суды пришли к выводу, что в контексте Интернета каждое новое обращение пользователя к клеветническим материалам может дать основания для подачи иска.


«
Times Ltd» подала две жалобы в страсбургский Суд, утверждая, что заключение о том, что каждое прочтение опубликованной в Интернете информации может служить основанием для подачи иска о клевете, ведет к неоправданному и несоразмерному ограничению свободы выражения мнений.


Суд счел, что, хотя интернет-архивы являются важным источником информации и полезны для исторических исследований, пресса обязана действовать в соответствии с принципами ответственной журналистики, в том числе путем обеспечения точности исторических сведений. Он также отметил, что на протяжении разбирательства по делу о клевете статьи оставались доступными в интернет-архиве и что законное требование внести в них обязательные соответствующие пояснения не представляли собой несоразмерного ограничения свободы выражения мнений.


Суд единогласно констатировал отсутствие нарушения статьи 10.


Присвоение данных о личности на сайте знакомств


«
K.U. против Финляндии», 2 декабря 2008 года


15 марта 1999 года в Финляндии неизвестный разместил на сайте знакомств в Интернете объявление от имени 12-летнего мальчика, без его ведома.


Отец несовершеннолетнего сообщил об этом инциденте финским властям и попросил полицию определить человека, разместившего объявление, чтобы выдвинуть против него обвинение. Но интернет-провайдеры отказались предоставить данные о личности владельца
IP-адреса, рассудив, что не имели на это права, исходя из положения закона о телекоммуникациях о конфиденциальности услуг. Обращения финской полиции к национальным судам за получением доступа к этой информации оказались безуспешными.

В 2002 году заявитель пожаловался в страсбургский Суд на нарушения статей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты). Он утверждал, что из-за ограничений в финском законодательстве осталась нераскрытой личность человека, разместившего объявление, представлявшее собой вторжение в частную жизнь.


Суд установил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции. Он посчитал, что если пользователи коммуникационных услуг и Интернета располагают гарантией сохранности данных о своей личности и свободы выражения мнений, то эта гарантия все же не может быть абсолютной и иногда должна уступать перед необходимостью профилактики уголовных преступлений или защиты прав других лиц.



Контроль электронной почты и пользования работником Интернетом

 
«Копленд против Соединенного Королевства», 3 апреля 2007 года


В 2000 году британская гражданка Линетт Копленд, работавшая секретарем руководства колледжа (государственное высшее учебное заведение), пожаловалась в Суд на то, что в рабочее время ее телефон и адрес электронной почты контролировались начальниками. При этом она ссылалась на статьи 8 (право на уважение частной жизни и корреспонденции) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты).


Колледж утверждал, что контролировалась лишь такая автоматически  генерировавшаяся информация, как даты, номера телефонов, адреса электронной почты и интернет-адреса, но не содержание, и делалось это с тем, чтобы определить, не использовались ли в личных целях ресурсы колледжа.


Суд счел, что сбор и хранение информации личного характера, связанные с использованием заявительницей телефона, электронной почты и Интернета, явились вмешательством в ее частную жизнь и корреспонденцию, и что это происходило "незаконно". На этом основании Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Суд определил, что телефонные звонки, пользование электронной почтой и Интернетом на рабочем месте априорно входят в понятия "частная жизнь" и "корреспонденция", упоминаемые в статье 8.


В то же время Суд признал, что работодатель иногда может в законных целях  контролировать использование работником телефона, но посчитал, что в данном случае необходимости в этом "в демократическом обществе" не было.

Контактная информация:
Пресс-служба Совета Европы
Тел. +33 (0)3 88 41 25 60

pressunit@coe.int

 Август 2010